Гордость, честь и слава Самарской области

Самарцы всегда умели работать сплоченно, самоотверженно, объединяя усилия для достижения общей цели, понимая, что только труд – активный, творческий, радостный – наполняет жизнь истинным смыслом, гарантирует счастливое будущее детей и спокойную старость родителей

poster
Наш герой - Герой Социалистического Труда, слесарь механосборочных работ ЦСКБ «Прогресс» Николай Иванович Казаков.
«ЕДИНАЯ РОССИЯ» желает Николаю Ивановичу здоровья, оптимизма и преклоняется перед заслугами Героя!

Николай Иванович родился 30 января 1943 года. 
Он ушел на пенсию в 2010-м, отработав на предприятии 49 лет. Отпускать опытного работника не хотели. Директор завода А.Н. Кирилин уговаривал: «Поработай еще, можешь же».

«Я и не прочь был бы поработать, только уже не было тех дел, к которым привык, чтобы вокруг все вертелось с бешеной скоростью, - говорит Казаков. - Мне всегда надо было, чтобы работы было невпроворот, чтобы щеки горели».

Почти полвека отдал ветеран ракетам. Кто-то скажет: «Да что там такого делал обычный слесарь!» И будет не прав. Без наполнения, которое он собирал, ракета в космос не полетит. Смонтировать и подготовить, точно собрать автоматику, подогнать все замки и конструкции - все это дело рук квалифицированного слесаря.

Николай Иванович все помнит. Рассказывая этап за этапом, так и сыплет профессиональными словечками: «запрессовывали втулку», «готовили арматуру», «прогонят программу», «сработал клапан». Все наполнение ракеты знает, как свои пять пальцев.
«Без отлаженной автоматики ракета - просто пустая бочка. И именно от меня зависело, полетит или не полетит, и как полетит».
В детстве Николай мечтал стать летчиком, а еще хотел научиться делать самолеты. После школы аж с Дальнего Востока приехал в Куйбышев, чтобы поступать в авиационный институт. Видимо, знаний сельскому пареньку не хватило - не прошел. Но возвращаться домой не стал - хотелось быть ближе к серьезным машинам, к производству. Казаков устроился токарем на «Прогресс».
«Мне было 17 лет. Всему учился на пальцах, глядя, как делают опытные рабочие. Через год меня вместе с другими ребятами, которым исполнилось 18, собрали и объявили, что нам пришла пора служить. Так как предприятие связано с космосом, нас отправили в ракетные войска».
Три года, с 1962-го по 1965-й, Казаков служил в ракетных войсках стратегического назначения в Казахстане. 18-летний парнишка попал на ракетные испытания. «Для каждого дела были назначены конкретные люди, - вспоминает Николай Иванович. - Были двигателисты, и я в том числе, а еще - заправщики, электрики, огневики, наводчики. Когда объявляли тревогу, мы выкатывали ракету вручную, пристыковывали к столу. Я следил за работой двигателя. Готовил прибор на полетное время и регулировал его. Потом за дело брались стартовики, цепляли тросы, лебедки, поднимали модель на пусковую установку. Выставят на вертикаль, а затем крепят. Мне все это до сих пор снится».
Пока служил в армии, полностью изучил все изделие. И действовать научился не только на своем участке, за любое отделение мог работать, на любой позиции - хоть огневиком поставь, хоть наводчиком. Все ему давалось легко. Хоть и не было специального образования, техника его слушалась. Делал одно, а походу осваивал и другое, и третье. Способности его оценили: из армии Казаков уволен в запас в звании младшего лейтенанта.
«Эти ракеты для меня как семечки», - улыбается Николай Иванович. Казаков подшучивает над собой, пытается уйти от вопросов о своей значимости, повторяя: «Да не надо про меня писать. Не знаю я, как без специального образования у меня все так гладко получалось».
Для способного работника, вернувшегося на «Прогресс», тут же нашлась ответственная работа. Практика, полученная в армии, уверенность, активность и организованность сделали его почти незаменимым. Он освоил специальность слесаря-сборщика-испытателя, затем возглавил бригаду.
Чуть что было не так, чуть трудность какая, шли начальники разных уровней советоваться к Казакову, подумать вместе с ним, как усовершенствовать то или иное устройство.
До сих пор Николай Иванович переживает, что не получилось в то время довести до ума советскую ракету-носитель сверхтяжелого класса Н-1. Этот аппарат с середины 1960-х годов разрабатывался под руководством С.П. Королева.
«Ракета предназначалась для того, чтобы выводить на орбиту тяжелую станцию, а в дальнейшем для обеспечения сборки межпланетного корабля, - рассказывает Казаков. - СССР хотел опередить американцев в полетах на Луну. Но все испытания провалились, программу свернули. Было обидно, что столько труда, времени, моральных сил - все зря».
К концу 1970-х в Москве был утвержден новый космический проект «Энергия-Буран», и заводу «Прогресс» предстояло много ответственной работы. В 1980-х Н.И. Казакова определили как одного из участников подготовки ракетного изделия. К 1987 году, когда слесарю было за 40, он не поленился пойти поучиться. Окончил авиационный техникум, пройдя полную программу, многое из которой уже знал.

Завод не раз направлял Казакова в командировки на предприятия Москвы и других городов для освоения новой техники. В 1987 и 1988 годах Казаков был в командировке на Байконуре. Участвовал в подготовке двух запусков ракетного изделия «Энергия». На весь мир тогда прозвучало сообщение ТАСС о том, что с космодрома «Байконур» успешно запустили ракету-носитель «Энергия» сверхтяжелого класса.
«Помню, как произвели первый запуск «Энергии», - рассказывает Николай Иванович. - Нужно было испытать, вытащит ли она 100 тонн груза или нет. Изготовили капсулу, нагрузили 100 тонн песка и запустили. Все прошло хорошо. Ракета был сверхмощной. Американские «Челленджеры» и «Дисквавери» вытаскивали 40 тонн, а тут 100! Следом мы приступили к разработке и запускам «Бурана».
Казаков лично производил сборку сложнейших агрегатов автоматики системы «Буран». Он стал автором нескольких технических новшеств в технологии сборки, испытаний и конструкторской отработки компонентов системы. Его находки позволяли сокращать сроки сдачи.
«Очень жалко, что в начале 1990-х программа была приостановлена и в 1993 году закрыта, - вздыхает Николай Иванович. - На предприятии наступили непростые времена. Я как мог держал свою бригаду. Никогда не позволял ребятам нарушать дисциплину, приходить на работу в непотребном состоянии. Все знали: после первого же нарушения из моего коллектива вылетаешь пробкой».
И с начальством, бывало, ругался. Прямой человек, принципиальный, он отстаивал свои технические предложения, рациональность которых порой было не понять тем, кто не «в поле».
Казакову не раз предлагали пойти вверх по карьерной лестнице, дескать, и способности, и опыт - все есть. Не хватает формальности - диплома о высшем образовании. Но Николай Иванович был так увлечен реальной работой, что решил: некогда учиться - надо строить ракеты.
«Я хотел что-то полезное делать своими руками, а не сидеть с карандашом, как многие мои начальники, - признается Казаков. - Я был бы как футбольный тренер, который мечтает выпрыгнуть на поле, погрузиться в игру, а вынужден чертить расстановку игроков на поле. Мое дело - монтаж и подготовка ракеты! Сейчас пусти - все сделаю на «отлично».
Н.И. Казакову за заслуги в создании и проведении испытаний космической системы «Энергия – Буран» присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». Став Героем, Казаков понял, какая на нем теперь лежит ответственность. Он стеснялся говорить о своем статусе, о полученной награде. Для него продолжалась обычная, но любимая работа. Когда в цехе, на встречах в школах и других предприятиях на него смотрели как на героя, он смущался и не мог складно говорить.
В дальнейшем Н.И. Казаков работал на Байконуре в составе бригады с французской фирмой «Старсем». Два года трудился над продвижением ракеты-носителя «Союз» на международный космический рынок.

Казаков лично производил сборку сложнейших агрегатов автоматики системы «Буран». Он стал автором нескольких технических новшеств в технологии сборки, испытаний и конструкторской отработки компонентов системы.